RU | EN
Тел.1: (495) 691-67-89
Тел.2: (495) 691-67-05
E-mail:
Главная > Новости

Новости

28 сентября 2016г. Москва

Уравниловки не будет. Мнение В.В. Климанова

Топ-20 регионов июньского Национального рейтинга инвестклимата от АСИ измерялся на основе 45 показателей по четырем направлениям: регуляторная среда, институты для бизнеса, инфраструктура и ресурсы, поддержка малого предпринимательства. В пятерку лучших по версии АСИ вошли Татарстан, Белгородская, Калужская, Тульская и Тюменская области. У Кубани, столицы Олимпиады и Сочинского форума, - седьмое место, у Москвы - десятое. Как сообщили в АСИ, в основе Национального рейтинга - мнение бизнес-сообщества, большинство показателей являются опросными. Если в 2015 году число респондентов составило 230 тысяч человек, то в 2016 году - в опросе приняли участие уже 400 тысяч человек. Это около 8% от общего количества предпринимателей в стране.

- Секрет Татарстана, лидирующего в этом рейтинге, понятен - технопарки, особые экономические зоны, Иннополис. Наибольшая среди всех субъектов Федерации юридическая независимость республики позволяет устанавливать для бизнеса особые правила игры, - уверен председатель совета директоров АКГ «Градиент Альфа» Павел Гагарин. - Это ощутили на себе все без исключения наши клиенты, проекты которых мы сопровождаем в Татарстане, а это два десятка компаний разных отраслей и масштабов бизнеса. Если бы в России было больше столь самостоятельных регионов и чиновников, понимающих, что от делового климата зависит, будут эти территории и люди процветать или загибаться, то и островков относительного благополучия в стране станет больше. Далеко не последнюю роль играют хорошие отношения региональных властей с федеральным центром. Бизнесу важна инфраструктура, развитая еще со времен празднования 1000-летия Казани (2005), Универсиады (2013) и других международных форумов и спортивных соревнований.

Седьмое место Краснодарского края в рейтинге АСИ также обусловлено масштабными «олимпийскими» инвестициями в инфраструктуру. Хотя, по мнению директора региональной программы Независимого института социальной политики (НИСП) Натальи Зубаревич, по итогам прошлого года именно в Южном федеральном округе сильнее всего снизились объемы строительства (на 16%), что отчасти является следствием завершения подготовки к Олимпиаде.

- Как бы скептически ни относились к рейтингу АСИ, это универсальный инструмент, который позволяет региональным администрациям соотносить себя с другими субъектами РФ и находить адекватное положение по тем действиям, которые они предпринимают, - рассказал «РГ» директор Института реформирования общественных финансов Владимир Климанов. - При этом необходимо учитывать, что существует ряд факторов, которые объективно либо «сваливают» регион, либо могут его «вытащить» вперед. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов, что есть некая субъективная оценка бизнесменов и она может дать реальную картину инвестиционного климата на той или иной территории.

В пятерку лучших по версии АСИ вошли Татарстан, Белгородская, Калужская, Тульская и Тюменская области. У Кубани, столицы Сочинского форума, - седьмое место.

Эксперт рассказал, что в этом году на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) якутский лидер сетовал на то, что их падение в рейтинге АСИ - самое значительное по сравнению с прошлым годом - как раз связано с изменением методики, которая стала учитывать удаленность территории. Напомним, Якутск находится от Москвы в шести тысячах километров. «На этом же форуме, когда был поднят вопрос об объективности Национального рейтинга, отмечалось, что даже Еврейская автономная область (ЕАО), имеющая самую высокую позицию (26-я строчка рейтинга) среди дальневосточных территорий, забрасывает этот регион по отношению к остальным субъектам РФ далеко назад. Ведь не секрет, что условия предпринимательства на Дальнем Востоке объективно сложнее, чем в европейской части. И как бы мы ни добивались »уравниловки«, ее никогда не будет. Поэтому минвостокразвития ставит задачу подняться по уровню ведения бизнеса в этом макрорегионе хотя бы на позиции средние по стране.

Развитая инфраструктура способна стать экономическим драйвером для многих регионов. »У нас огромная страна, и критически важно для государства обеспечить ее транспортную связность, - считает Павел Гагарин. - Пока у нас еще остались нефтедоллары, их нужно вкладывать в строительство дорог, а не в американские ценные бумаги, как раньше. Кстати, по поводу американцев. Всем известно, что во время Великой депрессии люди, потерявшие работу, вовлекались в государственные инициативы по строительству дорог. В итоге одним выстрелом были убиты два зайца - и социальные проблемы страны были решены, и дороги построены. По этим дорогам американцы ездят до сих пор, во многом они стали залогом будущего процветания Соединенных Штатов. Строительство дорог дает мультипликативный эффект развития территории: улучшение транспортной доступности - снижение издержек - повышение инвестиционной привлекательности - развитие бизнеса - увеличение налогооблагаемой базы - рост уровня и качества жизни. Почему-то эта очевидная для всех цепочка долгое время не привлекала руководство страны. Осознали это только тогда, когда бурный поток нефтедолларов в страну превратился в слабо бурлящий ручеек.

Без инфраструктуры благополучие бизнеса невозможно. Взять, к примеру, Дальний Восток. Во Владивостоке во время ВЭФа его участники смогли ознакомиться с практически тепличными условиями для бизнеса, созданными на территориях опережающего развития, в Свободном порту Владивосток. Но что такое территории опережающего развития без инфраструктуры. Пока не будут построены хорошие дороги и транспортные коридоры в Азию и пока не упростится переход товарами экспортеров границы, дальневосточных регионов мы в числе лидеров инвестиционных рейтингов не увидим. Навести порядок на таможне можно относительно просто и быстро, а вот создать инфраструктуру на этой 36-процентной территории страны быстро не получится...

По мнению Павла Гагарина, большое внимание дорожно-транспортной инфраструктуре будет уделяться и при правительственном расчете инвестиционного рейтинга регионов. Из 44 показателей для расчета национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах Федерации, приведенных в распоряжении Дмитрия Медведева N 642-р от 11 апреля 2016 г., примерно треть индикаторов связано с инфраструктурой. Остальные - это наличие у территорий генпланов и планов развития, налоговые доходы, субсидии, льготы, преференции и государственные гарантии бизнесу, количество выпускников средних и высших учебных заведений и сильных кадров для бизнеса, количество предприятий и индивидуальных предпринимателей и их оборот, объем государственного и муниципального заказа, объем кредитов бизнесу, уровень развития государственно-частного партнерства, внутренний региональный продукт. Все это, конечно, очень важные показатели, уместные в попытке оцифровать и измерить работу по улучшению инвестиционного климата в России.

Между тем бизнесмены и инвесторы учитывают не столько количественные показатели, сколько качественные. «И им на самом деле важнее не состояние делового климата в регионе, сколько перспективность той или иной отрасли и проекта. Ведь при желании договориться можно со всеми - хоть с калужскими чиновниками, регион которых многие годы не вылезает из топов инвестиционных рейтингов, хоть с дагестанскими и ингушскими, республики которых характеризуются в рейтингах экстремальными инвестиционными рисками», - считает Павел Гагарин.

Да и как во времена финансовой турбулентности ориентироваться на рейтинги регионов, если та же Калуга десятилетие была в числе лидеров, а теперь по объективным (внешним) экономическим причинам может скатиться в аутсайдеры? Что регион, известный передовыми практиками управления, ничуть не хуже западных стандартов, резко перестал нравиться бизнесу? Нет, просто автомобильный кластер, на который калужские региональные власти делали ставку, - сегодня уже не самое привлекательное для инвестиций направление. Падение автопрома может повлечь падение региона в рейтинге.

Другое дело - оборонно-промышленный комплекс, на котором государство пока не сильно экономит. Или фармацевтика с частной медициной. Или IT, или пищепром, особенно эконом-сегмента. Или агропромышленный комплекс, выигрывающий от импортозамещения. Или экспортно ориентированные предприятия, умеющие воспользоваться девальвацией рубля. Экономика падает, а эти отрасли растут.

Бизнесу важнее не столько состояние делового климата в регионе, сколько перспективность той или иной отрасли и проекта
Так что рейтинги рейтингами, а инвестор выбирает не регион, а отрасль и конкретный проект без особой географической привязки.

- Очень сильное влияние на предпринимательский климат в регионе оказывает базирование в нем территориальных подразделений федеральных органов, - считает Владимир Климанов. - К примеру, очень заметно это на примере того же Росреестра, через который проходит большой объем разрешительных документов на объекты недвижимости. На торможение административных процедур, которые находятся в зоне преференций федеральных структур, на самом деле региональные органы власти могут повлиять очень слабо. разве что могут создать совместную комиссию по ускорению прохождения этих процедур.

Именно для бизнесмена основным торможением являются административные процедуры или сложившаяся на территории институциональная среда. По мнению эксперта, регионы крайне заинтересованы, чтобы привести на территорию внешних инвесторов, а не только стимулировать внутренних предпринимателей. «Для чиновника приоритетом является насыщение бюджета или удовлетворение текущих потребностей региона. Они являются заложниками соблюдения формальных процедур, от которых не могут отказаться. Бизнесмены же за привлекательность региона не отвечают», - уверен Владимир Климанов.

Не имея долгосрочной стратегии, регионам сложно привлечь инвестиции. В 2016 году в 23 субъектах РФ отсутствуют законы о стратегическом планировании. Об этом рассказала, выступая на XIII Августовских чтениях по общественным финансам, координатор проектов Института реформирования общественных финансов (ИРОФ) Ксения Будаева. Так, в Красноярском крае, Рязанской и Тульской областях документы о стратегическом планировании пока так и не приняты.

Самые долгосрочные программы приняты в Ингушетии (до 2043 г.), в Карачаево-Черкесии (до 2035 г.). «В основном же в регионах принимаются программы с горизонтам планирования до 2020 года», - отметила Ксения Будаева. Сегодня сложно строить планы не то что на годы, даже на месяц вперед, поэтому большая часть стратегических документов, уже одобренных на территориях, корректировалась. Так, по словам экспертов ИРОФ, в Вологодской и Магаданской областях чиновникам приходится чаще, чем раз в год перекраивать свои планы.

Что касается эффективности госпрограмм, то, по словам эксперта из Академии госслужбы Елены Добролюбовой, проблема состоит в том, что на федеральном уровне и в субъектах не договариваются, «что такое хорошо и что такое плохо». Поэтому возникают ситуации, когда в одних случаях за экономию бюджетных средств наказывают, а в других случаях - поощряют. В принятых регионами госпрограммах подавляющее их большинство относится к социальной сфере.

Источник:


html счетчик посещений