RU | EN
Тел.1: (495) 691-67-89
Тел.2: (495) 691-67-05
E-mail:
Главная > Интервью и комментарии

Интервью и комментарии

Архив: 2018201720162015201420132012201120102009200820072006200520042003

11 января 2018

Енисейская экономическая зона как новая форма межрегионального взаимодействия

Главы Хакасии и Тувы Виктор Зимин и Шолбан Кара-оол поддержали предложение врио губернатора Красноярского края Александра Усса о создании на территории трех регионов Енисейской экономической зоны. Об этом сообщает «РИА Новости». Я полностью поддерживаю подобные инициативы по активизации форм межрегионального взаимодействия или сотрудничества. Нужно отметить, что в нашей стране подобное взаимодействие в последние годы свелось к абсолютному минимуму. Подчас даже непонятно, какие инструменты нужно запустить для того, чтобы горизонтальные связи между регионами заработали. Поэтому, на мой взгляд, если подобные инициативы будут высказываться главами регионов и найдут поддержку у соседних субъектов федерации, с которыми предлагается наладить сотрудничество, то стоит к этому относиться с большой долей позитива и рассматривать возможность распространения этой практики на другие области.
Стоит сказать, что случай Красноярского края, Хакасии и Тывы достаточно уникальный, там сам бог велел развивать формы взаимодействия и сотрудничества. В советские годы Хакасия входила в состав Красноярского края в виде автономной области. Тыва, как соседний слаборазвитый регион, имеет всего несколько транспортных артерий, которые соединяют этот регион с другими регионами страны. Обе эти дороги проходят через Красноярский край. В условиях отсутствия железнодорожного сообщения и адекватного авиа сообщения, понятно, что завязанность Тывы на Красноярский край очень велика. В этой связи нужно сказать, что распространение подобной практики в других областях может иметь больше ограничений, нежели в данном случае. Гораздо сложнее, на мой взгляд, будет налаживать связи того же Красноярского края, например, с Иркутской, Кемеровской или Томской областями. Потому что интеграционных начал между ними меньше.
Хозяйственные связи этих регионов были активны и в советское время. Некоторые вопросы относятся к числу совместных для трех областей. Если говорить о Красноярском крае и Хакасии, то можно вспомнить, что Саяно-Шушенская ГЭС, расположенная на Енисее, находится практически на границе двух регионов, формально относясь к Хакасии. Тем не менее, ее завязанность на Красноярский край тоже очевидна. Решение вопросов развития энергетических систем тоже возможно в виде каких-то надрегиональных программ. Что касается вопросов транспортной инфраструктуры, та же Тыва связана с Красноярским краем автомобильными дорогами. Мы знаем о сложной судьбе проекта железной дороги Кызыл-Курагино, который должен связать Тыву с Красноярским краем (магистраль планируется продлить до границы с Монголией для того, чтобы связать её с железнодорожной сетью Монголии и Китая).Реализация этого проекта также возможна при реализации предложения о создании Енисейской экономической зоны. То есть направлений экономической интеграции этих трех регионов достаточно много. Но при некоем превалировании роли Красноярска по отношению к Хакасии и Тыве. С другой стороны, мы понимаем, например, что южные районы Красноярского края в своем хозяйственном отношении замкнуты на Хакасию.
Еще один момент, который я бы хотел отметить — это то, что подобные формы институционализации межрегионального взаимодействия, возможно, будут прототипом каких-то новых территориальных образований, которые могут складываться в нашей стране. Неоднократно муссировался вопрос о возможном укрупнении субъектов федерации или создания каких-то макрорегионов. Подобные инициативы снизу могут в итоге сформировать какие-то новые надрегиональные образования, которые в будущем можно будет оформить, закрепив за этими структурами перечень полномочий, в том числе, по регулированию хозяйственных вопросов, касающихся развития нескольких регионов. Все это способствовало бы формированию единой стратегии развития субъектов федерации и формированию в нашей стране системы управления и регулирования, дефицит которой часто испытывают в субъектах федерации. Я имею ввиду уровень макрорегиональный, надрегиональный. Поскольку решение многих вопросов сковывается именно наличием такого большого числа субъектов федерации.



http://regcomment.ru/articles/eniseyskaya-ekonomicheskaya-zona-kak-novaya-forma-mezhregionalnogo-vzaimodeystviya/


9 января 2018Клуб Регионов

Ученые: предложение Усса о создании Енисейской экономической зоны актуально

Озвученную главой Красноярского края Александром Уссом идею создания Енисейской экономической зоны поддержали губернаторы Тувы Шолбан Кара-оол и Хакасии Виктор Зимин. Как заявляет Усс, этот проект направлен на интеграцию и усиление взаимодействия между предприятиями трех субъектов РФ. По словам экспертов, создание Енисейской экономической зоны будет способствовать притоку инвестиций и реализации крупных проектов на территории трех регионов.
Главы Хакасии и Тувы Виктор Зимин и Шолбан Кара-оол поддержали идею создания Енисейской экономической зоны. Ранее с таким предложением выступил врио губернатора Красноярского края Александр Усс. Свою идею Усс озвучил в конце 2017г. Этот проект направлен на развитие экономики, а также интеграцию и усиление взаимодействия между предприятиями Красноярского края, Хакасии и Тувы. По словам Усса, Енисейская экономическая зона может стать «стержнем восточного вектора» развития РФ.
Важность укрепления межрегиональных связей подчеркнул доктор экономических наук, завкафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС Владимир Климанов. «Я позитивно оцениваю такие предложения. Во-первых, у нас крайне слабо развиты любые формы межрегионального взаимодействия и сотрудничества. Поэтому любые инициативы, которые идут снизу относительно налаживания горизонтальных связей между регионами, я бы всячески приветствовал. Красноярскому краю суждено быть интегратором по отношению к Хакасии и Туве. Хакасияранее входила в состав Красноярского края. Есть завязанность транспортной, энергетической и иных систем между краем и Хакасией. Аналогичная ситуация с Тувой. Мы понимаем, что в Туву ведут всего две автомобильные дороги и обе выходят на Красноярский край. В этой связи интеграция Тувы и Красноярского края очевидна. Также нужно сказать, что периодически у нас возникают идеи, возможно, укрупнения регионов. Если оставить в стороне политическую составляющую этого момента и сосредоточиться на экономических вопросах, то подобного рода инициативы являются предвестниками того, что могут создаваться какие-то надрегиональные объединения, которые могут на себя затащить часть функций более крупных территориальных образований, нежели многочисленные субъекты Федерации», – сказал Климанов «Клубу Регионов».
По мнению кандидата географических наук, замначальника управления стратегического развития, государственного управления и региональной политики Аналитического центра при Правительстве РФ Евгения Плисецкого, проект создания Енисейской экономической зоны может быть эффективен при комплексной проработке и определении инструментов, с помощью которых эта инициатива будет реализовываться: «Сама по себе идея интересна и может быть эффективна. В России есть опыт положительный и отрицательный по созданию подобных образований, которые наделены какими-то экономическими преференциями. Это ОЭЗ, ТОР, моногорода. Все это обеспечивает повышение инвестиционной привлекательности, привлечение инвесторов за счет создания более благоприятных режимов ведения предпринимательской деятельности. Другой момент, что практики создания подобных экономических образований именно межрегионального характера у нас нет. Инициатива создания Енисейской экономической зоны должна носить комплексный характер, под нее должны быть четко проработаны административные, экономические механизмы. Должно быть понятно, как будет выстраиваться межведомственное взаимодействие, и здесь нужно говорить о необходимости законодательного закрепления подобного рода экономических образований на федеральном уровне. Это необходимо, чтобы и власти, и бизнес понимали правила игры. Возможно, необходимо будет синхронизировать региональные законодательства, какие-то нормативно-правовые акты, продумать схемы управления в рамках разработки совместных проектов. Идея создания такой зоны основана на том, чтобы регионы могли совместно реализовывать какие-либо крупные инвестиционные проекты».
Среди проблем реализации подобных инициатив Плисецкий выделил проблемы в синхронизации планов участников при осуществлении каких-либо проектов, которые софинансируются из разных источников.
По словам заведующего сектором регионального развития Института экономики РАН, доктора экономических наук Александра Виленского, «нужны серьезные, глубокие исследования и расчеты» по предложению врио губернатора Красноярского края: «Очевидна заложенная в данное предложение надежда на значительное увеличение государственных, а за ними и частных инвестиций в Енисейскую экономическую зону как территориальное новообразование. Аналогов заявленной зоне в нашей стране пока не было. Но уже было немалое количество предложений по созданию похожих макроэкономических зон в разных частях РФ, в первую очередь на Дальнем Востоке. Они отвергались как, во-первых, и это главное, не имеющие ясных целей (ничто не мешает межрегиональному сотрудничеству в настоящее время: шлагбаумы с таможней на внутренних границах субъектов РФ не стоят). Во-вторых, это ведет к разрастанию и без того беспредельно большого бюрократического административного аппарата и соответствующих госрасходов. Что произойдет принципиально позитивного, если к льготируемым ОЭЗ и ТОРам добавить еще и макрозоны в виде Енисейской, не ясно».
Политолог Юрий Москвич подчеркнул, что идея, озвученная Уссом, должна была появиться. По его словам, она имеет как экономические, так и политические мотивы. «Все три региона в течение последних 10–15 лет активно взаимодействуют друг с другом. Идея создания Енисейской экономической зоны естественна, потому что всем трем регионам не хватает инвестиций. Два из этих регионов, Красноярский край и Хакасия, которая входила в состав края, были любимцами госплана СССР. И в 70-е, 80-е гг. получали серьезное инвестирование в развитие. В той или иной степени инвестирование в развитие Красноярского края и Хакасии продолжалось до кризиса 2008–2009гг. Кризис создал массу неожиданностей для красноярской элиты и элиты Хакасии и Тувы, когда поток инвестиций ограничился. Несколько лет назад министр обороны РФ Сергей Шойгу озвучил идею о создании корпорации по развитию Сибири, центр которой должен был находиться в Красноярском крае. Это вполне соответствовало ожиданиям элит этих трех субъектов РФ. Но этот проект был отодвинут, и поток инвестиций пошел на Дальний Восток. И Дальний Восток стал успешным соперником Центральной Сибири в получении дополнительных инвестиций. Поэтому элиты Красноярского края и двух соседних регионов не могли оставить это просто так и выдвинули новою идею, по-видимому, договорившись с Минэкономразвития России начать поворот России на Восток не только с Дальнего Востока, но и с Центральной Сибири. Цель проекта типична – резкое повышение инвестирования за счет федеральных или общегосударственных инвестиций», – считает Москвич.
Он предполагает, что Енисейская экономическая зона может стать новой точкой роста региона после завершения Универсиады, которая должна пройти в Красноярском крае в 2019г. Москвич также не исключает, что заявление Усса связано с тем, что в этом году пройдут губернаторские выборы, где сам врио будет их главным участником.


http://club-rf.ru/24/detail/2261


8 января 2018Российская газета

Простят на семь лет. С нового года субъектам РФ дали отсрочку по возврату бюджетных кредитов

С 1 января 2018 года запущена программа реструктуризации накопленных регионами бюджетных кредитов. Она рассчитана на 7-12 лет. За это время регионы - участники программы должны сократить коммерческую долговую нагрузку, дефицит своих бюджетов. Об этом в конце декабря на Госсовете сообщил Владимир Путин.

Исчезнут ли дешевые бюджетные кредиты, рассматривается ли вариант полного списания долговых обязательств регионов, в интервью "Российской газете" рассказал доктор экономических наук, директор Института реформирования общественных финансов Владимир Климанов.
Владимир Викторович, сколько регионов сейчас являются получателями бюджетных кредитов?Владимир Климанов: Бюджетные кредиты получают больше 70 субъектов РФ, всего их у нас 85.
Достаточно ли семи лет, чтобы расплатиться регионам по накопленным долговым обязательствам?
Владимир Климанов: В первые два года действия программы предполагается дать максимальные льготные условия, регионам нужно будет выплачивать всего по 5 процентов долга ежегодно. Это позволит территориям только в ближайшие два года высвободить, по приблизительным подсчетам, 428 миллиардов рублей, которые могут пойти на инвестиционные программы. Например, власти Новгородской области уже заявили, что в 2018 году при реструктуризации бюджетной части госдолга смогут сэкономить 176 миллионов рублей.
Почему понадобилась в принципе эта программа?
Владимир Климанов: Сложилась такая ситуация, что регионы оказались завязаны на новых расходных обязательствах, а доходы не увеличивались. Поэтому объем госдолга, который стал нарастать в 2013-2015 годах, для территорий оказался непосильной ношей. И поэтому первоначальное решение о замещении коммерческих кредитов бюджетными, чтобы освободить регионы по крайней мере от ненужных платежей по процентам, связанным с обслуживанием госдолга, до конца проблему не решил. Ситуация с высокой закредитованностью осталась. Стоит признать, что действия, которые были предприняты со стороны федерального центра по отношению к регионам, какими бы жесткими ни казались, оказались действенными. Так, госдолг регионов еще пару лет назад составлял 2,5 триллиона рублей, а по данным на начало декабря 2017 года, он снизился до 2,14 триллиона рублей.
А какие меры оказались наиболее действенными?
Владимир Климанов: Удалось остановить рост различных социальных льгот для населения. Не секрет, что в некоторых регионах стали вводить свои дополнительные меры соцподдержки. Знаю, что даже есть, например, звание "ветеран труда", которое учреждено региональными властями.
Кроме того, удалось не наращивать штат работников бюджетных учреждений. Это привело к тому, что расходы в этом направлении не росли.

Госдолг регионов пару лет назад составлял 2,5 трлн рублей, а в декабре 2017 года он снизился до 2,14 трлн

Бытует и такая точка зрения, что сейчас необходимо усилить финансовую помощь регионам. Вы так не думаете?
Владимир Климанов: Финансовая помощь в виде межбюджетных трансфертов сохранялась несколько лет почти на одном уровне - около 1,6 триллиона рублей. Поэтому говорить о том, что регионы стали получать больше финансовой помощи, нельзя. Хотя бы в силу того, что это все в номинальном выражении, а с учетом инфляции субъекты РФ стали получать из федерального бюджета даже меньше, чем еще несколько лет назад. Поэтому самым действенным инструментом сокращения госдолга регионов оказалось ужимание расходов региональных бюджетов.
Во время пресс-конференции Владимир Путин говорил, что одним регионам дадут возможность реструктуризировать свою задолженность в течение семи лет, а другие, кто сможет обеспечивать рост налоговой базы не ниже инфляции, получат дополнительную рассрочку на 12 лет. Какие регионы могут претендовать на максимальный срок рассрочки по кредитам?
Владимир Климанов: Краснодарский край имеет все шансы получить 12-летний срок по реструктуризации задолженности. У него до недавнего времени был наибольший объем долга - около 150 миллиардов рублей. Однако стоит учитывать объемы госдолга не только в абсолютном значении, но и в динамике. Его можно соотносить как с валовым региональным продуктом, так и с налоговыми и неналоговыми доходами бюджета. И вот какое наблюдение: если в 2016 году госдолг, превышающий годовой объем налоговых и неналоговых доходов, имели 14 регионов, то уже в середине 2017 года их было всего 8. То есть федеральному центру удалось снять остроту напряжения с госдолгом в наиболее сложных регионах. С другой стороны, число регионов, задолженность которых стала составлять больше половины от годового объема налоговых и неналоговых доходов, уже превысила 50.
С этого года дешевые бюджетные кредиты не исчезнут?
Владимир Климанов: Нет, практика выдачи бюджетных кредитов будет продолжаться. Более того, будут расширены возможности их погашения. Другое дело, что пик активного распределения бюджетных кредитов, который пришелся на два последних года, уже прошел. Многие воспринимали эту федеральную поддержку как антикризисные меры.
По данным Счетной палаты на 1 июля 2017 года, доля бюджетных кредитов в структуре госдолга составляла 47,6 процента (всего же их было выдано почти на 1 триллион рублей). А банковских - 27,7 процента. Какие регионы злоупотребляют банковскими кредитами?
Сейчас скорее всего бюджетные кредиты будут выдаваться в исключительных случаях.
Владимир Климанов: Обращение регионов за банковскими кредитами скорее всего вынужденная мера. Например, один из самых крупных получателей банковских кредитов - Красноярский край. Он брал и тратил в позапрошлом году 6 миллиардов рублей на обслуживание коммерческих кредитов. Но другого выбора у него просто нет. Считается, что более эффективным и дешевым инструментом являются региональные ценные бумаги. В целом это так, но ценные бумаги требуют гораздо большего администрирования, это сложный инструмент. И поэтому лучше взять кредит в коммерческом банке.
Вы можете назвать регионы, которые чаще других обращаются за коммерческими кредитами?
Владимир Климанов: По данным минфина на 1 декабря 2017 года, Краснодарский край набрал коммерческих кредитов на 51 миллиард рублей. Архангельская область, которая не выпускает ценные бумаги, одолжила у банков под проценты 19 миллиардов рублей. Республика Мордовия оказалась в очень сложной ситуации, в итоге оформила 14 миллиардов коммерческих, плюс еще 24 бюджетных кредита, и еще 8 ценных бумаг.
Рассматривается вариант полного списания долгов регионам?
Владимир Климанов: В чистом варианте вряд ли это возможно. При этом практика такая есть, поэтому вполне вероятно, что аналогичные инструменты будут так или иначе применяться. Например, в виде использования дополнительной неформализованной финансовой помощи, которая пойдет в регионы и реально просто погасит накопленные объемы бюджетных кредитов.



https://rg.ru/2018/01/08/klimanov-restrukturizaciia-kreditov-pozvolit-regionam-sekonomit-biudzhety.html


4 января 2018ФедералПресс

Центр должен задуматься об изъянах в межбюджетных отношениях

«ФедералПресс» изучает мнение известных политиков и экспертов о политических, экономических и социальных итогах 2017 года и перспективах года грядущего. Тему состояния финансовой сферы прокомментировал директор Института реформирования общественных финансов Владимир Климанов:
Нельзя допустить реальных дефолтов регионов. Есть большое желание политических сторон найти оптимальное решение этой проблемы. Признание этой проблемы стало правильным шагом, так как ранее складывалась очень странная ситуация − многие главы регионов говорили, что есть реальная проблема с госдолгом, но их как будто не слышали. Сейчас признали, что снять ее текущими инструментами невозможно, и нужна реструктуризация. Вопрос теперь в том, чтобы не давать в будущем субъектам Федерации возможность опять накопить столь высокую задолженность по такой же схеме. В свою очередь, Центр должен задуматься об имеющихся изъянах в межбюджетных отношениях, которые приводят к росту задолженности регионов.«В части финансов итоги года оказались более благоприятны, чем прогнозировалось ранее. Правительству и Минфину удалось сдержать рост расходов и те показатели дефицита федерального бюджета, которые есть, – они не говорят о каком-то кризисном состоянии государственных финансов. Хуже обстоит дело с региональными бюджетами, так как там сложилась сложная ситуация с исполнением бюджета по причине, в первую очередь, долговой зависимости. Поняв это, федеральный Центр запускает программу реструктуризации госдолга регионов, которая будет включать в себя если не списание, то долгосрочное пролонгирование. Это станет определенной нагрузкой на бюджет, но если этого не сделать, последствия будут куда хуже.
Если говорить о прогнозе на 2018 год, то здесь имеется высокая степень неопределенности. Это связано с тем, что начало нового политического цикла может повлечь за собой некоторые изменения бюджетной и налоговой политики. Из негативных факторов, которые влияют на состояние госфинансов, можно назвать продолжающийся режим санкций и волантильность цен на нефть. Нельзя сказать, что они столь высоки, чтобы получать сверхдоходы, но они гораздо выше, чем закладывалось в бюджет».


http://fedpress.ru/expert-opinion/1923271


Архив: 2018201720162015201420132012201120102009200820072006200520042003
html счетчик посещений